воскресенье, 16 марта 2014 г.

Показ мод.


   Вы знаете про все эти законы: кто много работает, получает достойное вознаграждение, чтобы добиться чего-то стоящего, надо пролить море пота. Я не знаю насколько это, правда, верно. В моей жизни в общей перспективе это так, но если взять фокус на частное событие, то совсем наооборот.

   Сасон Кедем дизайнер одежды. Сейчас в мире преогромное количество людей этой профессии. Я знаю эту работу изнутри. Только совсем малое количество из них создают что-то свое. Большинство копируют на разных уровнях вплоть до распарывания вещи и срисовывания ее выкройки. Я таких встречала. Сасон – творец.

   Я пришла к нему учавствовать в работе над коллекцией для показа мод, в израильской неделе моды, когда он только начал к ней подготовку. Я не знаю, что он представлял себе, у меня рисовались в воображении длинные пальто и кардиганы военного стиля.
Мы посидели поговорили о творчестве, об этой энергии, которая захватывает тебя, крутит, кидает, мучает и о том, что это так потрясающе сильно и прекрасно, что ты уже не можешь без нее, как без наркотика.

Он сказал мне: Сделай какие-нибудь образцы того, что ты можешь.
   Пузыри на плоскости вязанного полотна это моя давняя находка. Я подумала, а если попробовать сделать на большом пузыре несколько меньших, а на меньших, еще более маленькие. Нитки он любит грубые, из них эти пузыри получаются стоячие. Сделала этот образец и несколько разных других и поехала к нему.


   Он взял в руки этот кусок  с пузырями и попросил работающего у него технолога надеть на голову. И когда он увидел результат, он подпрыгнул: Это я! Это точное попадание в цель! Я одену всех манекенщиц в эти шапки, мне не надо думать о прическах, не надо отвлекать зрителя головами одетых девушек – все, как одна в таких шапках! Они еще все ее перемеряли, он сам бегал смотрел на себя в зеркало, обнимал меня и не скупился на комплименты. А я была в шоке: какая тут моя заслуга? Я бы никогда не додумалась надеть ее на голову! Я сказала, что мне хочется сделать шапку еще выше и еще чуднее: он махнул рукой – твори, как хочешь.


    Так и получилось – половина чудных  шапок более низкие с короткими ушками, половина более высокие с длинными. Я еще делала пробы по его просьбе накидки, жакета с длинными рукавами, но он это не видел, как свое. Зато у меня появилось ощущение, что над коллекцией для показа мод, которая требует от дизайнера выложится до конца, я практически не работала, ничего такого не сделала. Но с другой стороны я, представляя манекенщиц, одетых в его бешенные одеяния, увенченных такими ненормальными шапками, понимала, что это будет взрыв, а моя работа будет видна в каждом кадре. И поэтому до последнего мгновения, когда я вошла в зал и увидела свое имя, напечатанное в програмке, как автора шапок, не верила, что шапки будут использованы.


   И это случилось! Впечатление было сильнее, чем я его себе представляла. Особенно, когда все девушки шли одна за одной, а потом стояли все вместе. Они выглядели инопланетянками, странным племенем, прилетевшим с другой планеты, даже воинственными, как будто в боевых шлемах. Я чувствовала себя просто родившейся заново. После показа я танцевала под музыку, прижимая к груди програмку, как доказательство своей работы. А вот ощущение, что я получила свою награду практически задаром осталось.



   Так действуют ли эти законы: кто много работает, тот…? Я думаю, да. Ведь я вяжу на машине уже 25 лет, годы и мешки проб, разные заказчики, иногда с противоположными вкусами, которым я никогда не говорила: я не могу, а всегда: я попробую. А самая большая награда это та творческая энергия, говоря о которой я и Сасон сразу понимали о чем речь.

Комментариев нет:

Отправить комментарий